janelight: (Default)
http://ru-bykov.livejournal.com/1289590.html

Как говорил один поэт, большой любитель позитива, — у нас в России правды нет, но топонимика правдива. Заглянем истине в глаза: сюжет поистине улетный, что на Поклонной — те, кто за, а те, кто против, — на Болотной.

Никто ни в чем не виноват — у нас всегда выходит чудо «из тьмы лесов, из топи блат». А вы хотели бы откуда? У нас и в прежние года преобладала отчего-то не слишком чистая вода, а нынче полное болото. Но знает каждый идиот, знакомый с дарвиновской сказкой, что жизнь выходит из болот — стихии бурной, хоть и вязкой. Другой среды в столице нет (да и в окрестностях не очень): родной пейзаж за десять лет был капитально заболочен, и если вдуматься — не жаль. Чего бы мы ни изрекали — болотная горизонталь сильнее всякой вертикали. Недаром бледен цвет ланит и жидок вид родимой плоти: наш государственный гранит стоит опять же на болоте, покорном, зверском и святом, живущем рабски, но свободно… И «Медный всадник» был о том, и «Петербург», и что угодно. Грозить болоту — курам смех: нетленна эта парадигма. Болото переварит всех, само ж оно непобедимо. Тростник, камыш, осока, сныть, неиссякаемая слякоть, — нельзя в нем плыть, но можно жить; в нем трудно петь, но можно квакать! Потенциал его велик, хотя невидим для кого-то, и я, как истинный кулик, хвалю родимое болото; пускай соседей большинство боится мглы его дремотной, — зато уж выход из него я вижу только на Болотной.

А вот Поклонная гора, и всем ясна ее природа, — оплот смятенного Едра, фантом Уралвагонзавода. Россия (чей печальный клон сегодня мы являем взору) к Наполеону на поклон — и то не шла на эту гору; она гордилась испокон, что бодрый дух ее не сгублен, — но вот явилась на поклон на эту гору, и кому, блин?! И кстати, главная-то жесть, как любит говорить Парфенов, — что из болота выход есть, но есть ли выход из поклонов? Еще надежда есть пока уйти из топи, став хоть чем-то, — надежда есть для хомяка, но где надежда для Шевченко? Зачем они стоят в снегу и там комедию ломают, когда несут свою кургу и сами это понимают? Зачем вам этот быдлодром, публичный срам на всю планету? С Болотной мы, глядишь, уйдем, но ведь с Поклонной хода нету. И что за неизбывный стыд, что снова, как во время оно, страна родная состоит лишь из болота и поклона? Кто пишет левою ногой сценарий этот третьеклассный? Но нету площади другой. Не дай Господь, дойдет до Красной.

Постскриптум. Я уже трясусь от еле сдержанного смеха, что государственный ресурс — крича, что врали «Дождь» и «Эхо, — не постыдился утверждать, впадая в непонятный морок, что на Болотной двадцать пять, а на Поклонной — сто и сорок*. Я понимаю этот пыл — пыл облажавшихся публично. Я на Болотной тоже был, и это даже не комично. Мне эти цифры — тридцать, сто, — смешней Уралвагонзавода. Я напророчу кое-что: пройдет, боюсь, не больше года, — десятки тысяч возгласят решительно и голосисто, что было минус пятьдесят, а на Болотной — тысяч триста. И члены партии ворья воскликнут с наглостью коронной: «Я там стоял! И я! И я!» А кто ж томился на Поклонной? Кто, дикой злобой обуян, там убивался, глядя на ночь?

Боюсь, что только Кургинян.

Я вам сочувствую, Ервандыч.

janelight: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] jewsejka at Дмитрий Быков СВЕЖИЙ ЗАКОН ДЖУНГЛЕЙ // "F5", 19 декабря 2011 года

В свежем выпуске проекта "Гражданин поэт" -- Редьярд Киплинг.

Объяснений не требуется: премьер РФ Владимир Путин, во время разговора с народом 15 декабря 2011 года назвавший митингующих за честные выборы "бандерлогами".

Исполняет Михаил Ефремов. Автор идеи проекта, продюсер, режиссер Андрей Васильев.




Звук с ЭХА

За пару часов до рассвета, собравши зверей толпу,
На лысой горе Совета разлегся великий Пуу.
Удавьего племени воин, надежным места раздав,
Он сам, как удав, спокоен и тащится, как удав.

Расселись, издали видные, на травке, как на полу,
Эмблемы «Единой Индии» -- отряд медведей Балу.
Охвачены нервной дрожью, шакалы грозят щенкам,
А рядом жмется к подножью смущенный Алишер-хан.

-- Слышите ли вы меня, мои джунгли?
         -- Мы слышим тебя, о Пуу!
-- Нравлюсь ли я вам, подхожу ли?
         -- Мы любим тебя, о Пуу!
Когда из норы, освещен мигалкой, вылазишь ты на тропу,
От страха и нежности самой жалкой мы вертимся на пупу!

-- Мне будет чем отчитаться, -- вальяжно шипит удав.
-- Я толще стал на пятнадцать, короче на двадцать став.
Я выгляжу ничего так-с, а издали так красив,
Как будто закачан ботокс в огромный презерватив.

-- Слышите ли вы, о мои собаки?
         -- Мы слышим тебя, о Пуу!
-- Мои Канделаки, мои Табаки?
         -- Мы любим тебя, о Пуу!
Мы будем лаять почти что даром на всякую шантрапу,
Если даже одним ударом ты нас растолчешь в крупу!

-- Но есть еще бандерлоги, -- в ответ прошипел удав.
-- Ведут свои бандер-блоги, законы джунглей предав.
Они не блюдут закона, не думают головой,
И я для них не икона, а лишь червяк дождевой!

-- Видите ли вы меня, бандерлоги?
         -- Мы видим тебя, о Пуу!
-- Дрожат ли ваши руки и ноги?
         -- Совсем не дрожат, о Пуу!
Мы все имеем доступ к компу, и лучше нас не запу...
Забейся в щель, подобно клопу. Как Ленин, сиди в шкапу.

-- Ах, так! -- в ночи обретая глянец, воскликнул гневный удав
И начал свой кровожадный танец, на кончик хвоста привстав.
Он так плясал, что звери в тревоге к нему потянулись в пасть,
И только нахальные бандерлоги на все продолжали класть.

-- Да ну! -- удав возбудился живо, зайдя в крутой разворот.
-- Вы все плоды моего режима, продукты моих болот! --
Но вдруг отпрянул, как будто на угли сорвался на вираже:
Он четко увидел, что это Маугли, а не бандерлог уже.

А дети лесов, большие и малые, смотрели все веселей,
Как вылезают новые Маугли -- буквально из всех щелей,
Как собираются в полумраке к подножью горной гряды,
А все Табаки и все собаки вливаются в их ряды.

-- Да мы устроим честные выборы! -- воскликнул медведь Балу.
-- Да вы диктатуры еще не видели, вы будете на колу!
Удав, расправься с ними, убогими! -- Но в джунглях один закон:
Удав умеет лишь с бандерлогами. С людьми не умеет он.
.
janelight: (Default)
"Поганенький у нас народ..."

Итоги выборов оказались вдохновляющими. Многих они cподвигли покинуть уютные офисы и квартиры, сдать билеты на самолет и выйти на улицы. А Леонида Каганова побудили посвятить противостоянию народа и власти оду.

Поганенький у нас народ.
Коварный — просто страсть.
Ему бы все наоборот —
не так, как хочет власть.

Народ обманывать горазд,
чуть что — впадает в гнев.
Да-да, такой уж он у нас —
народ страны РФ!

Чтоб не терять своих постов,
у нас народ страны
фальсифицировать готов,
не чувствуя вины.

Поганенький у нас народ,
коварный, как гастрит.
Он нам с телеэкрана лжет,
он беспредел творит.

Все деньги, что дает им власть,
кладет в карман народ.
На них потом гуляет всласть
и ездит на курорт.

При этом думает народ,
что все ему должны.
И между прочим, так и ждет,
чтоб съехать из страны.

Народ купил в Европе дом,
завел секретный счет.
Он вечной жадностью ведом
— такой у нас народ.

Все то, что накопила власть
и принесла в казну,
народ пытается украсть
и разорить страну.

Народ кроит на новый лад
порядки и дела:
он кумовство развел и блат,
цензуру, культ бабла.

Но в этот раз, но в этот год,
не чувствуя вины,
совсем зарвался наш народ
на выборах страны.

Он деньги, не жалея сил,
кидал во все края.
Он выборы сорвать решил —
фаль-си-фи-ци-ру-я!

И президент, и депутат
стоят, открывши рот:
решил подделать результат
коварный наш народ!

Он делал вбросы в интернет!
Публиковал дезу!
Совсем порядочности нет
у тех, кто там, внизу!

Народ освоил фотошоп,
наделал фотожаб —
чиновников приличных чтоб
оклеветать хотя б.

Народ разыгрывал кино,
снимал на хромакей —
как будто выборы говно
(хотя они — о’кей!)

Он ролики снимал. Ему
давно неведом стыд.
Он урны делал на дому,
чтоб вбрасывать листы.

Народ гримировал балкон
под зал районных школ.
Комиссией оделся он
и гадил в протокол.

Народ одел себя ментом
и был с собою груб.
И эти ролики потом
отправил на "Ютуб".

Как наблюдателем был он,
в дневник писал отчет.
Такой вот лгун и пустозвон
в стране у нас народ!

Народ сливал за битом бит —
контент, где правды нет.
И оказался им набит
российский интернет.

Какие сайты ни открой,
кому ни покажи —
поддельных фактов целый рой
и килограммы лжи!

В глухой провинции, в Москве
народ решил: пора
дискредитировать тэвэ —
эссенцию добра.

У журналистов прочих стран
пытаясь вызвать гнев,
повел себя как диверсант
народ страны РФ.

Он явно цель имел одну,
стремясь в нее попасть:
оклеветать свою страну,
свою родную власть.

Он выпачкал себя в пыли,
ударил в грязь лицом —
мол, дескать, выборы прошли
с изрядным говнецом.

Народ на улицы идет,
рисует на стене.
Какой же мстительный народ
живет у нас в стране!

Народ, совсем уж не хреней!
Ты в клевете погряз!
Что может в мире быть честней,
чем выборы у нас?

Не нравится? Так не ходи!
Не больно нужен ты!
Сидят расстроены вожди,
гаранты доброты.

Трудились, горбились, но вот
повсюду крик "долой".
Плохой достался им народ —
неблагодарный, злой.

Народ, ей-богу, е-мое,
ты охренел вдвойне!
Нельзя же мнение свое
навязывать стране!

Нельзя же так давить на власть,
откуда столько зла?
Ты можешь без нее пропасть,
остаться без бабла!

Народ! Твой пост тебе велит
быть флагом чистоты!
Не трогай правящих элит,
о них заботься ты!

Не злись и будь все время за,
уйми свой пыл и гнев...
Но ведь тебе хоть ссы в глаза,
народ страны РФ!

Мы поняли еще вчера —
плохой у нас народ.
В отставку бы его пора,
да сам он не уйдет.

Так прочно держится народ
за все свои места,
что добровольно не уйдет
со своего поста.

Он эгоист и сумасброд,
он хочет вечно жить.
Поганенький у нас народ,
чего тут говорить.
janelight: (Default)
Быков жжет глаголом )))

На «Красном октябре», поймав момент, блеснул Медведев. Там теперь Октябрик: есть правда в том, что бывший президент явился на одной из бывших фабрик. Сам повод мне казался пошловат: все сдал, что можно, — так чего бы ради? Там делали когда-то шоколад – теперь собрались те, что в шоколаде (кто отбирал героев – не пойму, но это явно был коварный демон), и стали хором объяснять ему, как правильно он делал все, что делал, как твердо гнул он линию свою, сдаваясь в главном, побеждая в малом… А в это время Путин интервью давал в Барвихе трем телеканалам: зачем – не знаю. Видимо, затем, чтоб местной узаконенной малине по-прежнему мерещился тандем, хотя тандема не было в помине.

Сюжет, достойный Агнии Барто, хоть, в сущности, не стоящий полушки. Что он сказал? – а то из вас никто не рассказал бы этого получше! Сигналов новых он не подавал, ничто не предвещало холиваров. Там был из Златоуста сталевар, точнее, златоуст из сталеваров, сияющий, как свежий апельсин, и сообщивший несколько манерно, что летом у него родился сын (стараньями Медведева, наверно). Там был Минаев, рыхлый наш акын, изрекший пару лозунгов протухлых, — он хвалит власти с рвением таким, с каким ругать их принято на кухнях. Весь интернет наизгалялся всласть – на этот подвиг мы всегда готовы. Все повторяли: «Не бросайте власть!». Медведев возмущался: «Что вы, что вы!». О чем писать эпистолу свою – я сам не знал и вглядывался паки, но в это время свежую струю внесла в беседу Тина Канделаки. Сперва она поведала о том, что друг ее, успешный англичанин, себе обрел в России новый дом (должно быть, этот юноша отчаян!): свою судьбину в клочья изодрав, он ринулся сюда, и это здраво. «В одной России есть сегодня драйв! В России невозможно жить без драйва!».

Вот вещь, непостижимая уму, но внятная любому в той клоаке: у нас в стране успех придет к тому, в ком будет драйв, сказала Канделаки. И вот, припомнив свой банальный лайф, в порожнее текущий из пустого, — я начал думать: что такое драйв? Как люди понимают это слово – вот эти все, собравшиеся там с какой-то целью, а не ради кайфа, которые резвы не по летам и веселы вообще неадекватно? В конце концов, английский мне знаком, но, отличаясь от меня-изгоя, они другим владеют языком, и «драйв» там значит что-нибудь другое. Страна полна печалей и злодейств, каких не выжечь никаким глаголом, — так как мне этим драйвом овладеть, чтоб стать таким же свежим и веселым? И что есть драйв? Уменье сочетать утробный юморок с напором лести? Уменье врать? Уменье не читать? Искусство с криком «Марш!» бежать на месте? Отыскивать в безжизненности нерв, швыряя в несогласного каменья, умеет весь медведевский резерв; боюсь, что это все его уменье. Науку эту я не угрызу, до светлых их вершин не доползу я: на выпученном радостью глазу там виден отблеск явного безумья. Он и в глазах Медведева блистал. Прошу не плакать чересчур ранимых, — нам четко явлен был Медведев-style: манера улыбаться на руинах. В конце концов, когда царит развал, чем утешаться Родине, чего там… «Почаще улыбайтесь», — он призвал. Зачем? Чтоб стать готовым идиотом? Но это вправду новая волна: держаться надо весело и серо. Натужным ликованием полна у них теперь любая атмосфера: шахтер, боксер, свинарка и пастух, ведущий, сталевар и их хозяйва – все пялят зенки, все смеются вслух, и этот общий смех – основа драйва. Врут, что у нас возможностей нема – у нас их край буквально непочатый: утратить стыд, шутя сойти с ума, попасть бесплатно в год семидесятый… Воистину, уж если мы хотим тут выжить и попасть при этом в ящик, то лживый жизнерадостный кретин – достойный и внушительный образчик.

А прочие – уже любых кровей, — почувствовав, куда несет стихия, все чаще выбирают drive away.

Точнее даже – drive away from here.
janelight: (LetMeIn)
Быков чудесен ))) Так мастерски обыграть злободневную тему – но при этом восхитительно использовать оригинал (и какой!). Респект, чего уж )))

Скоро выборы, и волны с перехлестом.
В «Правом деле» это тоже понимают.
Сверху дунули – и ты уже не босс там:
На коне теперь Дунаев и Минаев.
«Дело» тешит до известного предела –
Остуди его дыханием морозным.
Сколь же радостнее Прохоров вне «Дела»!
И особенно приятно, если Ройзман.

Чтобы выжечь получившееся справа –
А не то еще на выборах прокатит, –
Все извилины напряг верховный Слава:
Там немного, но на Прохорова хватит.
Ты деньгами выделяешься и ростом,
Ты считаешься крутым и интересным,
Но когда ему потребуется, Постум, –
Ты поступишься и временем, и местом.

Неужели это не было противно?
Что за бонус посулил тебе Волошин?
Отношенья кукловода с Буратино
Никогда не завершаются хорошим.
Мы воистину несчастней Украины,
Да и минской диктатуры обреченной.
Мы, оглядываясь, видим лишь руины
Демократии и Аллы Пугачевой.

Вот Богданов: гладко выбрит, мелко завит
И действительно вписался в новый климат.
Что там Путин, говоришь ты? Чем он занят?
Он не занят, но тебя уже не примет.
Поезжай на пресловутом ё-мобиле
В дом гетер на горном склоне в Куршевеле,
Дашь им цену, за которую любили,
Чтоб теперь за те же деньги пожалели.

Получается парламент офигенный,
Чье-то судно, но без ветра и без понта.
На рассохшейся скамейке – Гриша с Геной,
Шваль щебечет в темной изгороди «Фронта».
Зажурчала тухловатая водица,
Повсеместно торжествует пафос скотский...
Если выпало в империи родиться,
Лучше жить в другой империи. Как Бродский.
janelight: (Default)

Аффтара не знаю, но особенно понравилось про супер-истребитель )))

Над нью-йоркской древней биржей ветер тучи собирает. А над биржею токийской нет ни облачка, ни тучки. Тихо все и все спокойно, только брокеры играют, продавая то и это, собирая фишки в кучки.

Вдруг из гринспенской трясины, как собака баскервиллей, вылезает Алан Гринспен, привидению подобный. Словно призрак по Европе, он гуляет по конгрессу и трясет своим докладом, чем весьма пугает прессу.

И конечно, в этой прессе происходят опечатки, недомолвки, непонятки и ещё сто тыщ коллизий. Кто-то вместо слова crazy в заголовке, в поздней правке смело ставит слово кризис. Ну, подумаешь - в газете опечатался наборщик. Кто-то взял - перепечатал, и уже гуляет ветер, раздувая слух все больше.

Говорят, что рухнет йена. Что, к стагнации приблизясь, экономика Китая загнивает постепенно. Что вообще все очень плохо. Кризис! Скоро грянет кризис!

Это просто атмосфера - там погуще, тут пожиже. Ветер тучи собирает. Зреет паника на бирже. В норах прячутся медведи. И быки, не хорохорясь, в страхе прячутся по дуплам, опасаясь рынка Форекс.

Ипотечные кредиты резко падают куда-то. И крупнейшие банкиры исчезают с горизонта. Выясняется, что в банках все совсем не так, как надо, и давать кому-то бабки совершенно нет резона.

На отсутствии кредитов дешевеют нефть и сланцы. Сокращаются объемы европейской биржи в целом. Крона падает в два раза - незаметно, между делом. И о помощи взывают обнищавшие исландцы.

На токийской главной бирже - первый случай харакири. Брокер от груди до низа распорол себя в сортире платиновой картой Visa.

Штаты скромно сообщают перспективы роста долга. Перспективы там такие, что бамбук растет чуть ниже. Результат простой: на бирже резко вырастает доллар.

Словно супер-истребитель, не пугающийся бури, выше доллара и евро реет наш министр Кудрин! То крылом сшибая доллар, то касаясь клювом евро, он кричит, и крики эти сильно действуют на нервы.

У него бабла - как грязи, у него стабфонд в запасе, да и доллар, кстати, вырос. Он растил стабфонд три года, как цветок в красивой вазе. Он кричит, и все мы слышим: Кррризис! Скоррро грянет кризис!.

Profile

janelight: (Default)
janelight

July 2012

S M T W T F S
123456 7
89 1011121314
15 16 1718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:55 am
Powered by Dreamwidth Studios